Театральная Афиша
журнал июнь-июль online театральный клуб ссылки третий звонок рекомендуем спектакли
Rambler's Top100




Место для рекламы
Ольга Егошина
27.02.2017

«СВОИМИ СЛОВАМИ. Н. ГОГОЛЬ «МЕРТВЫЕ ДУШИ»

 В ПЕТЕРБУРГЕ ПУШКИН ЖИЛ, ПУШКИН С ГОГОЛЕМ ДРУЖИЛ

Проект «Своими словами» Дмит­рия Крымова и его команды начался со спектакля о «Евгении Онегине» Пушкина. Новая постановка «Мертвые души (История подарка)» рассказывает о взаимоотношениях двух великих писателей, расследуя обстоятельства, при которых Пушкин подарил Гоголю сюжет о пройдохе, скупающем мертвые души.

К публике выходит артист Максим Маминов и, на наших глазах гримируясь в русиста-финна, рассказывает, как на репетициях было решено, что в этот раз ведущий будет один, а ассистировать ему будут работники теат­ра – уборщицы, осветители, техники, вахтеры. Техник в синем комбинезоне (Сергей Мелконян) приклеивает бакенбарды, надевает цилиндр, и знакомый пушкинский профиль четко рисуется на фоне белой простыни. Уборщица в спецовке (Алина Ходжеванова) наклеивает длинный нос, надевает черный гладкий парик и занимает место в прорези простыни рядом. И вот Пушкин с Гоголем сцепляются в драке, выхватывая друг у друга листок с сюжетом «Мертвых душ».

Эта версия абсолютно не подкреплена никакими фактами, вмешивается в драку филолог-русист, роняющий от волнения пачку листов из приготовленной лекции. Мы рассмотрим четыре гипотезы относительно передачи сюжета «Мертвых душ» и выберем самую убедительную.

Действительно, мы станем свидетелями тайной кражи Гоголем листа с сюжетом, и наблюдателями семейной прогулки Пушкина с Натальей Николаевной (Наталья Горчакова) по московским бульварам, выстроенным из бумажных резных деревьев. Пушкин небрежно бросит на пол скомканный листок, который немедленно подымет остроносый господин в крылатом плаще... Травестийное, в духе Хармса, повествование постепенно согревается нежностью и состраданием к тем, великим, которые, гуляя по бульвару, могли сочинить «Я помню чудное мгновенье»... Сотканный из воздушных скетчей, мгновенных зарисовок быта и гротескных игр фантазии спектакль вдруг обретает ранящую силу того самого «прокола бытия», который Андрей Белый считал главной сущностью любого искусства.

Пушкин уходит на дуэль из дома, заваленного детскими игрушками. Уходит, тщательно одеваясь, как влюбленный перед решающим свиданием. Сердится, что нет парного носка, и натягивает на ногу перчатку: «Я – Пушкин, мне можно!» А потом обращается к жене: «Ведь ты же будешь меня переодевать к похоронам? Кому ж еще!» Заплаканный Гоголь, пристроившись на краю стола, втягивает, хлюпая, макароны. А над головами зрителей взлетает птица-тройка...

 

Идея, композиция и постановка – Д. Крымов. Художник А. Кострикова.



См. также:


 ТРЕТИЙ ЗВОНОК
 Ближайшие премьеры
 После репетиции
 Зеркало сцены
 Сны массовки
 Бенефис
 Выбор зрителя
информационная поддержка:
журнал "Театральная Афиша"
разработка и дизайн:
SFT Company, ©1998 - 2005