Театральная Афиша
реклама на сайте театральный клуб третий звонок рекомендуем спектакли ссылки журнал
Rambler's Top100


Театр им. Евг. Вахтангова
Июль 2019
пнвтсрчтптсбвс
   18192021
22232425262728
293031    
Август 2019
пнвтсрчтптсбвс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

БОВАРИ
Театр им. Евг. Вахтангова
Зрительские отзывы

Просьба все замечания, касающиеся неточности в информации о спектакле, а также модерирования отзывов оставлять не здесь, а направить письмо администраторам сайта: afisha@teatr.ru

  Серж 30.06.2019  
  " Бовари" смотрел весной, прошлого года. на пресс-показе
Вообще ,надо сказать,что на Симоновской сцене,можно смотреть почти все. Там чувствуется какой-то доброжелательный эксперимент со зрителями. Это не первый спектакль,который идет на двух сценах И по режиссерскому замыслу -это оправдано
Мой совет,как можно чаще смотреть актерские работы молодежи на этой площадке,хотя одна сцена,та которая вытянута в длину,требует немедленной реконструкции-с задних рядов, порою, бывает плохо видно из за голов зрителей,сидящих впереди Очень уютное кафе на втором этаже да и сам театр выглядит очень уютно!
 
  Хельга 27.01.2019  
  Вчера на спектакле получила огромное удовольствие. Это - истинный театр. Дубровская (Эмма) - прекрасна, Демченко(Шарль Бовари) - великолепен, Юрий Красков (отец Шарля) - выше всяких похвал! Браво!
 
  Николай 16.12.2018  
  Записки дилетанта.

№ 54. Театр Вахтангова. Госпожа Бовари (Гюстав Флобер), режиссёр: Ольга Субботина.

Шарль Райкин. Аркадий Бовари.
---------
Про режиссёра Ольгу Субботину на сайте театра: "В качестве режиссёра-постановщика осуществила подготовку и проведение фестиваля рок-музыки «НАШЕСТВИЕ». Участвовала в подготовке и проведении ежегодного рок-фестиваля «Чартова дюжина» в Лужниках. ...Участник креативной группы, режиссёр: Новогодняя программа «Первая ночь с Олегом Меньшиковым», «Неголубой огонёк-2». Как говорится - без комментариев...

Но с другой стороны, интервью с режиссером, приведенное в программке внушает оптимизм адекватностью и точностью формулировок по поводу романа вообще и персонажей в частности. Но при этом снова смущает включение в спектакль фрагментов речей прокурора и адвоката с судебного процесса на Флобером в 1857 году после выхода романа.
---------
Спектакль показывают на двух сценах, первая – полуподвал с двумя массивными кирпичными колоннами посередине, перекрывающими арьерсцену, и авансценой, вынесенной в полукруглый зрительный зал (действие до переезда в Ионвиль); вторая – по соседству, за кирпичной стеной, похожая на вытянутый пенал, с узкой, менее 10 метров, но глубокой сценой, имеющей пространство для второго плана (Ионвиль, вплоть до самоубийства Эммы и смерти Шарля).

Спектакль неожиданно разбавлен инсценировкой судебного процесса над Флобером, с него и начинается, но уж коль актёры изображают и обвинение прокурора и речь адвоката, становится совершенно очевиден весь лицемерный человеческий пафос обоих сторон, лишь вынужденно, но старательно отыгрывающих свои роли в постановке под названием «судебный процесс». Один болтун талдычит про аморальность книги, вывернувшей всю грязь супружеской жизни, другой клоун вещает о побуждении к добродетели через демонстрацию ужасов порока… Покарать хочется обоих.

Действие показано пунктиром, особенно стремительным в «доионвильский» период: школа, родители, первая жена, перелом ноги папаши Руо, смерть госпожи Дюбюк, вторая свадьба, бал, депрессия Эммы, и только с переездом в Ионвиль, сопровождающимся переездом в соседний зрительный зал, время замедляется, персонажей рассматривают много «ближе», характеры «углубляются», появляется отсутствовавший до этого драматизм. Но при этом «узость» сценического пространства тем не менее навязывает свою особую динамику, «клиповый монтаж» - ведь «размахнуться» на столь крохотном пространстве, «задышать полной грудью», практически невозможно. Возможно, по этой причине не покидало ощущения спешки в повествовании, торопливости, смазавшей и сердцевину романа – гениальное объяснение Родольфа Эмме в любви на фоне декламации ведущего сельскохозяйственной ярмарки (тут пригодилась глубина сцены, второй план), награждающего особо отличившихся в разведении крупного рогатого скота фермеров. С другой стороны, толком рассказать за три часа этот замечательный, но довольно пухлый роман – практически невозможно, в любом случае придётся резать по живому, жертвовать.

Что касается актёров – кто похож: Эмма, Родольф; кто похож более-менее: фармацевт Оме и папаша Руо; кто непохож: «тощая как жердь» госпожа Дюбюк здесь выглядит невысокой плюшкой; но кто непохож совершенно, так это главный герой Шарль Бовари в исполнении Владислава Демченко, превращённый в чистый гротеск.

Вылитый молодой Райкин - Демченко вечно всклокочен, с выпученными глазами и открытым ртом. В принципе, этим нехитрым арсеналом он пользуется в полную силу на протяжении всего спектакля, умудряясь таким образом играть всю гамму переживаний Шарля, буквально любую эмоцию – от восторга, впервые увидев Эмму (Демченко замер, волосы всклокочены, глаза выпучен, рот открыт), до скорби (правильно – актёр замер, глаза выпучены, но в этот раз рот прикрыт и волосы приглажены). Такой преувеличенный артистизм уместен скорее для юмористической передачи, но не для театральной сцены. С такими гримасами Владиславу больше бы подошла роль умственно отсталого Ипполита. Нелепость, невменяемость Шарля, таким образом доведена режиссёром до неуместного предела, до карикатуры. В общем, Шарлю, этому образцово-показательному, недалёкому, но всё-таки святому рогоносцу, бесконечно преданному своей непутёвой жене и скончавшемуся в итоге от тоски, сочувствовать не приходится, даже более того, глядя на очередную гримасу Демченко начинаешь невольно злорадствовать…

С Эммой вышло не так плохо – Наталья Масич, витальная, с крупной грудью и пышными волосами, чувственная, экстравертная, одержимая, полная эротизма, похожа на Эмму вполне - экзальтированная, вечно неудовлетворённая, влюблённая дурёха, такая женщина «в квадрате». Рациональный циник и ловелас Родольф, сразу раскусивший Эмму, нашедший ключ в виде приторно-пошлых романтических речей кажется аутентичным в исполнении поджарого красавца Кирилла Рубцова. Таким образом, Эмма и Родольф в спектакле показаны подробно, при этом хороши, точны, лаконичны.

Запомнился и Валерий Ушаков, в роли комически наукообразного фармацевта Оме, исступлённого цитирующего на память параграфы из энциклопедий по поводу и без. Но с другой стороны, персонаж, созданный Флобером настолько ярок, что воспроизвести богатый комизм было не так уж и сложно; но, вот, более тонкая сцена награждения старухи медалью была подана вульгарно, торопливо, грубо и неточно, то есть не получилась совсем - весь флоберовский сарказм, тонкая и оскорбительная ирония в изображении изуродованного бесконечным трудом человека, ставшего похожим на закате лет в то самое своё подопечное животное, получающего награду от сытого жюри - от них не осталось ни намёка, ни следа, ни смысла. Оставила след сцена декламации трогательного письма папаши Руо своей дочери, Эмме, но, возможно, это заслуга скорее автора, чем режиссёра.

В целом, постановку следует признать хоть и с недостатками, но имеющей право на существование, вполне комфортной для зрителя, бывает много хуже, всё-таки чувствуется планка, уровень, никак театр Вахтангова; но где эта бездна юмора, где этот беспощадный, саркастический флоберовский мир, сатирические ландшафты? Именно в нём вся прелесть романа, в том как подана эта трагически завершившаяся история любви. Если быть суровым, то от него не осталось и следа – история превратилась в обезвоженный, обезжиренный пересказ, диетического Флобера.
---------
#bonus

Симоновская сцена, располагающаяся через дорогу, удивляет респектабельностью интерьеров.

"Служение муз не терпит суеты" - уже 19:20, но в зал пока так и не пригласили.

#запискидилетанта
#госпожабовари
#флобер
#театрвахтангова
#театр
#рецензия
#театральнаярецензия
#метрорецензия
#рецензиявметро
#аркадийрайкин
 
  Ник 26.10.2018  
  По-моему, очень достойный спектакль.
Стоит повториться, наверное, что первый зал лучше и удобнее второго) И было бы здорово, если бы в нем и проходило все действие.
Что касается работы актеров на сцене, высокий уровень проработки характеров персонажей и отличная игра - первое, что сразу замечаешь, здесь все отработали на отлично, на мой взгляд. Образ главного героя я себе представлял немного иначе, чем он был создан в спектакле, однако, актер очень хорошо поработал и блестяще вписал созданный характер в канву повествования.
Что касается режиссуры и удобства восприятия, тоже все на хорошем уровне. Может быть, во втором зале пространство сцены иногда было слишком узким и не совсем удобно было играть там, к примеру, прогулку, но серьезных замечаний нет.
Режиссеру пришлось, кроме реплик персонажей, оставить также и голос автора...и это выглядит очень органично, актеры прекрасно его отыгрывают, говоря, каждый о своем персонаже.
Тем не менее, спектакль, как и книга, несколько тяжеловат, по причине того, что речь идет о подмене настоящих ценностей и моральных ориентиров на другие, на успех в обществе, на развлечения, на жизнь для себя, на те ценности, которые для современного человека стали практически единственно возможными.
 
  Elena 16.09.2018  
  Удивляюсь отсутствию отзывов!
Это совершенно шикарный, бесподобный спектакль! Лучшее из всего увиденного за последнее время! Актеры, сценография, музыка, свет - все на отлично. Смотрела в прошлом сезоне, второй зал был очень неудобным, но летом его обещали переделать. Искренне советую всем друзьям и родственникам, которые хотят сходить в театр и получить удовольствие от просмотра, а не просто профукать деньги.
 
  Наталья 01.04.2018  
  Любая премьера в Вахтанговском театре являет собой целое событие, тем более такая – Флобер на Симоновской сцене! Режиссёр Ольга Субботина, имеющая опыт работы с Петером Штайном и Декланом Донелланом, по совету Римаса Туминаса рискнула взять французский роман, «лонгрид» на современном языке, которому уже более 150 лет, и оживить его на новой театральной сцене. Спектакль получился как живая книга – удивительно органичное прочтение классики. Причём «прочтение» в буквальном смысле, потому что актёры начитывают авторский текст. Пугаться не стоит, это происходит незаметно, проскальзывая между репликами, воспринимаясь продолжением прямой речи, и ироничный язык Флобера, эмоциональный, лёгкий, обогащает спектакль, доставляя дополнительное удовольствие эстетам.
Роман «Госпожа Бовари» был написан в середине 19 века, и что самое поразительное, книга возмутила французского читателя, Гюстав Флобер был обвинён в оскорблении морали и привлечён к суду. Но неужели банальный адюльтер мог настолько смутить французов и заставить их заговорить об аморальности? Или в чём-то ином заключается загадка Бовари?

Спектакль начинается сценой в зале суда, автор находится на скамье подсудимых, адвокат и прокурор произносят пламенные речи в защиту и обвинение, воспроизводя реальные диалоги, которые звучали когда-то в зале парижского суда. Это вторая находка Субботиной после текстовой начитки. Зрителям отведена роль присяжных, на чьих глазах протекает жизнь французских обывателей, происходят драматические события, и которым необходимо вынести вердикт о виновности или невиновности главной героини.

В этой истории, если уж осуждать, то всех. Если сочувствовать, то всем.
В этой истории никто свыше не награжден даром любви в полной мере, ни родители Шарля, ни семья Эммы, ни первая семья Шарля - нигде отношения не зацементированы любовью. Герои, дрожа от напряжения, как атланты пытаются удержать на своих плечах небесный свод семейный жизни, разъезжающийся по всем швам. Нигде не звучит ни слова о душе, зато царствуют желания тела. Соединение двух тел насильно против воли одного есть нарушение законов природы, и тело устраивает бунт, требует любить его.
Если присмотреться, то легко заметить, что никто здесь никого не любит, хотя с этим можно не согласиться и воскликнуть: «Ах, позвольте, а как же бедный Шарль!». Но ведь люди держатся друг за друга душами, не телами, а Шарль любит только тело жены, её красоту, но не душу, они не сонастроены, в браке это два фальшиво звучащих инструмента. Мужчины Эммы воспринимают её, прежде всего, как телесный объект для удовлетворения желания, используют как вещь. Да и сама Эмма совершенно не нуждается в душевной близости, поскольку живёт в системе материальных ценностей. Эмма не способна оценить даже такой великий дар небес как материнство. Душевной связи с мужем у неё нет, с ребёнком нет, с отцом, отчим домом – нет. В монастыре, где воспитывалась юная Эмма, она смогла усвоить лишь внешнюю форму разговора с Богом, храм для неё место для свиданий, сцена встречи с Леоном в Руанском соборе комична и особенно подчёркивает её приземлённость. Мир Эммы - иллюзии, её нравственное питание – сентиментальная романтическая литература. Природа её влечения к мужчинам - эгоистична. Экзальтированные вспышки чувств, искажённое подобие любви, которую Эмма дарит мужчинам, скорее похожи на путы Лаокоона, на цепи, от которых хочется освободиться. Даже мужчина-любовник вынужден напоминать Эмме о том, что у неё есть дочь. Материальные желания нарядов, денег, роскоши, исступленное желание физической близости можно было бы объяснить молодостью, но Жанна Д’Арк пылала на костре в 19 лет из-за веры, а страдания Бовари связаны с телесным голодом. Глубоко погружаться в психологические переживания Эммы особо не хочется, слишком они прозрачны и предсказуемы.

Выбор двух актрис на главную роль позволяет приоткрыть завесу таинственной актёрской алхимии создания образа – Эмму Бовари играют Анна Дубровская и Наталья Масич (в спектакле два состава). Интересная деталь, любимая сцена Дубровской - «прогулка с молодым человеком под зонтиком», у Масич - вторая, насыщенная страстью часть спектакля. Очень интересно смотреть на то, какие краски используют обе актрисы для передачи внутреннего мира своей героини. Дубровская более нервная и утончённая, Масич - более зрелая и чувственная. У обоих в образе присутствует чеховская горчинка. Конечно же, невозможно не сравнивать Эмму Бовари с её поздними русскими двойниками, но лично я не увидела возможного сходства с толстовской Анной Карениной, поступками которой движется совсем другая любовь и которая в состоянии разделить любовь к мужчине и любовь к сыну, скорее с чеховской Анной «на шее».
Партнёрское сосуществование на сцене идеальное. Шарля Бовари, мужа-телёнка, его искрящуюся преданную незамысловатую привязанность превосходно показывает Владислав Демченко. Самоуверенного эгоистичного любовника-самца Родольфа Буланже отлично играет брутальный Кирилл Рубцов. Фёдор Воронцов прекрасно подходит на роль молодого романтика Леона Дюпуи. За изящную сценографию отвечал Максим Обрезков, очень хороши сцены рождения ребёнка, первой случайной встречи Эммы с Леоном, конной прогулки Эммы и Родольфа, свидания с Леоном на лодке.

Легко направлять увеличительное стекло и разбирать поведение далёкой, сошедшей с пожелтевших страниц романа мадам Бовари из позапрошлого века, но возможна ли такая героиня в нынешних условиях и как бы она выглядела сейчас в глазах общества? Мысленно переодеваешь госпожу Бовари в современное платье, пытаешься оправдать более широкими понятиями свободы и … не получается. Спектакль сфокусирован не на смаковании букета чувственных удовольствий неверной жены с последующим переходом в гневное общественное порицание, но на осознании атрофированного материнского инстинкта, что ужасает и заставляет сжиматься сердце! Возможно, именно этот момент и возмутил французских читателей. Эмма, несмотря на привлекательную внешнюю оболочку, больше похожа на животное, хотя и те облизывают своих детёнышей. Наверное, поэтому в финале появляется дочка Эммы и Шарля и рассказывается об её печальной судьбе. Наверное, поэтому в эпилог французской драмы хочется поставить мысль Достоевского о том, что «счастье всего мира не стоит одной слезинки на щеке невинного ребёнка».

Но - конечно, по разному можно ощущать и воспринимать историю Бовари. Вполне возможно, что молодому зрителю измены Эммы покажутся милыми приключениями, её исступленность чувств они назовут безбашенностью и поставят дизлайк её поведению, за то, что сорила деньгами сама, вместо мужчин, и сильно переживала из-за сущих пустяков.

Позволю себе заметить, что выбор двух залов, Амфитеатра и Камерного, с перемещением зрителей во время спектакля из одного в другой, не совсем комфортен. Но в любом случае необходимо приветствовать стремление театральных режиссёров ставить спектакли по классическим произведениям, особенно по шедеврам мировой литературы.

Спектакль, конечно же, не побуквенно и не постранично воспроизводит громадный объём романа. Ольга Субботина выбирает из него самые выигрышные и сочные сцены, фразы, очень удачно их соединяет. Используя понятия «темпа» старается «утрамбовать» в трехчасовые границы спектакля как можно больше флоберовского текста – правильно делает, это нравится актёрам и нравится зрителю. Амплитуда зрительского внимания, как и Эмма Бовари, то находится на пике чувственного наслаждения, то вместе с ней падает в бездну отчаяния. Спектакль получился очень цельным, без провисаний, стремительным, летящим как стрела из лука, и, несомненно, будет пользоваться успехом и любовью театралов всех поколений.

(с) фото https://pamsik.livejournal.com/217211.html
 




информационная поддержка:
журнал "Театральная Афиша"
разработка и дизайн:
SFT Company, ©1998 - 2010